ПОДВОРЬЕ В СИМФЕРОПОЛЕ

Но вот в 1901 году с настоятельницей монастыря познакомилась одна совершенно одинокая женщина, вдова коллежского секретаря Мария Назаровна Щуплова (урожденная Воловикова). Мария Назаровна давно хотела завещать свой дом под церковь, а все свое имущество — на благотворительные нужды. Она лично посетила владыку Николая и, узнав о заботах матушки Варсонофии, Мария Назаровна завещала «принадлежащую ей усадьбу площадью в 715 кв. саженей с домом и всеми надворными постройками во 2-й части г. Симферополя, на углу Петропавловской улицы (22 сажени) и Губернаторского переулка (18 и 3/4 сажени) под номером 504, Косьмо-Дамиановскому женскому монастырю с тем. чтобы в этом доме было устроено подворье монастыря и церковь», на что она назначила из имеющихся у нее денег 30 000 рублей и ценных бумаг на сумму 600 рублей. После смерти завещательницы, последовавшей 25 декабря 1903 года, завещание ее было утверждено к исполнению определением Симферопольского окружного суда от 6-16 апреля 1904 года

По утверждении завещания и получении денег из банка городскому архитектору Брониславу Адольфовичу Зайончковскому было поручено составить планы и смету на постройку жилого корпуса для сестер-монахинь и на переустройство дома Щупловой под церковь, что и было им сделано к началу 1906 года. Для выполнения всех строительных работ, за исключением иконостаса, согласно планам и смете, был найден добросовестный подрядчик Петр Ефимович Евстигнеев, с которым 16 марта 1906 года был заключен соответствующий контракт. Он сразу же приступил к работе и уже в течение одного лета 1906 года дворовое место завещательницы преобразилось до неузнаваемости. На месте дома, в котором жила и скончалась приснопамятная М. Н. Щуплова, вырос прекрасный храм.

Закладку совершил 11 июня 1906 года в воскресенье в честь Благовещения Пресвятой Богородицы (день ангела завещательницы) протоиерей кафедрального собора Александр Сердобольский. Храм был длиной 22 арш., шириной 12 арш. и высотой от пола до потолка 6 арш. 2 верш. Возвышался над строением деревянный купол в форме четырехгранного фонаря с окнами, увенчанный массивным вызолоченным четырехконечным крестом, пожертвованным симферопольским купцом Иваном Николаевичем Лихвенцовым. Над западной частью храма, выходившей на угол Петропавловской улицы и Губернаторского переулка, высились: небольшая, изящной архитектуры, колоколенка, а по бокам ее две башенки, увенчивавшиеся тремя вызолоченными, ажурной работы, восьмиконечными крестами. Потолок в храме поддерживался двумя рядами изящных, тонкой работы, чугунных колонн, идущих от входных западных дверей до солеи. На солее был чудный двухъярусный иконостас работы торгового московского дома Немирова-Колодкина — ольховый, разделанный под красное дерево, с перевитыми легкой позолотой колоннами, отделявшими местные иконы друг от друга. Сами иконы иконостаса имели золотой чеканный фон с изображениями во весь рост. Храмовая икона Благовещения Пресвятой Богородицы находилась в первом ярусе иконостаса, слева от северных дьяконских врат. Кроме того, перед солеей, у левого клироса помещалась тоже икона Благовещения на кипарисовой доске в изящном вызолоченном киоте. С правой стороны этой иконы, сбоку, на доске была сделана небольшая выемка, в которую вставлен металлический крестик величиной не более полутора вершков. В середине крестика хранилась частица Животворящего Древа Креста Господня; в верхней части креста имелась частица мощей св. апостола Андрея Первозванного; в нижней части помещались частицы мощей св. равноапостольной Марии Магдалины и св. вмч. и целителя Пантелеймона, в правой и левой сторонах крестика помешались частицы мощей свв. бессребреников и чудотворцев Косьмы и Дамиана. На нижней части самой иконы имелась надпись, которая гласила: «Благословение св. Афонской горы, от обители Благовещения Пресвятой Богородицы. Настоятеля сх. Парфения X. Г.». К сожалению, эта икона утеряна в годы лихолетия и где сейчас находится, неизвестно.

Церковной утварью, священническими облачениями и богослужебными книгами храм был снабжен в достаточном количестве.

К храму, с восточной стороны, вплотную примыкал 2- этажный корпус для сестер (25×13 арш.), располагавшийся с севера на юг и тянувшийся вовнутрь двора. На восток от этого корпуса был устроен небольшой, в две комнаты, одноэтажный флигелек (12×5,5 арш.), в котором помещались просфорная и дворницкая.

На юг от корпуса, в садике остался нетронутым еще от владений М. Н. Щупловой небольшой, в две комнаты флигелек, в котором проживал служащий на подворье иеромонах.

В тот же 1906 год одна вдова, феодосийская мещанка Анастасия Ефимьевна Карташева, на свои средства приступила к постройке еще одного флигеля, в двух комнатах которого были размещены сестры подворья, а в трех других — пожизненно поселилась сама вдова. На подворье также имелся маленький садик с цветником и небольшим огородиком.

12 февраля 1907 года епископ Таврический и Симферопольский Алексий, в сослужении многочисленного духовенства, торжественно совершил освящение новосооруженного на подворье Косьмо-Дамиановского монастыря Благовещенского храма. Освящение состоялось при многолюдном стечении молящихся, наполнивших не только храм и двор подворья, но и прилегающие улицы. Владыка Алексий совершил и первую литургию, во время которой рукоположил к новоосвященному храму и нового иеромонаха — бывшего иеродиакона Корсунского Богородичного монастыря Николая. На «Буди имя Господне» владыка сказал растрогавшее до слез сестер обители поучение на текст «лиси язвени имут, и птицы небесные гнезда:Сын же человеческий не имать где главы подклонити» (Мф.8,20).

Таким образом, Промыслом Божьим, благодаря частной инициативе усопшей М. Н. Щупловой и ее пожертвованию, г. Симферополь в то далекое время обогатился и новым храмом, и новой монастырской обителью. Жители г. Симферополя называли подворье «монашеской церковью», ныне оно не существует.

Остается добавить, что умерла Мария Назаровна Щуплова в большой праздник — в Рождество Христово, что можно понимать как знак Божьего к ней благоволения.